Звезда «Ворониных» рассказала о своей новой работе в кино и проблемах с востребованностью, отношениях с коллегами по цеху, боязни откровенных сцен, совместной работе с мужем и кинокарьере дочери.

Вас оказалось нелегко поймать!

— Сейчас такой плотный период: 20 с лишним спектаклей, гастроли, съемки, репетиции… Как-то бывает то густо, то пусто. Сейчас вот так густо-густо-густо. Еще и болела долго, но все это на ногах переносила.

В каких проектах сейчас заняты?

— Мы сейчас закончили блок «Ворониных», на два месяца уходим в тишину. Отдохнем и летом с новой обоймой снимать новый блок. Параллельно идут пробы в другие проекты, но в основном, конечно, сейчас больше театра, и я получаю от этого колоссальное удовольствие, потому что общение с живым зрителем не сравнить с кино. С нового года я в Театре «Школа современной пьесы». Мы выпустили спектакль «Город», на его репетициях я умудрилась получить травму — упала в яму в темноте. Слава богу, обошлось без перелома.

Вы снимаетесь в «Ворониных» уже 10 лет. За это время сроднились со всеми?

— Да, причем сроднились не только с актерским составом, но и со всей съемочной группой. Мы как большая семья: знаем проблемы друг друга, помогаем какими-то советами, делимся переживаниями. Мы вчера смеялись: господи, сколько же детей «на площадке» родилось! Посчитали, что за десять лет родилось около 30 детей: у Жигалкина (режиссер сериала Александр Жигалкин, — прим. ред.) двое детей, у меня один, у Егора (актер Георгий Дронов, — прим. ред.) двое… Боже мой, какой у нас плодотворный проект, за десять лет мы сделали много доброго и прекрасного! (Смеется).

Нет ощущения, что вы надоели друг другу?

— Мы успеваем отдохнуть, а если и надоедаем друг другу, то просто расходимся — у нас же у каждого есть своя комната.

В конце 2018 года в интервью Вячеславу Манучарову вы сказали, что «Воронины» поставили на вас клеймо, из-за которого вас никуда не приглашают. Эта ситуация как-то изменилась за прошедшие месяцы?

— Скажу честно, что за этот период я снялась в одном пилоте для нашего родного канала СТС — они, видимо, меня услышали. Но мы не знаем пока, перерастет ли это в проект. Но правда, «Воронины» сыграли, на мой взгляд, злую шутку: они дали популярность, дали узнаваемость и по-хорошему должны были дать востребованность, но на нас реально клеймо.

Хотя вот я играю роль мамы. В любом проекте есть роль мамы! Доброй, злой, честной, бизнесвумен, домохозяйки — любой. Нет пока продюсера, который пробил бы эту брешь, взял бы на себя эту ответственность. Но все-таки потихоньку уже хотя бы вызывают на пробы. До этого ничего не было, был только театр. Я безумно счастлива, потому что сцена — это сцена, я ее не променяю ни на что, но все равно хочется и другого, честно скажу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here