За эти годы резко изменилось «празднование» 7 апреля! Если раньше оно стояло в повестке большинства партий Молдовы (марши, зажигание свечей и возложение цветов к месту гибели того несчастного парня на площади Великого Национального Собрания), то сейчас как-то все проходит совсем тихо, практически кулуарно.

А что скажет Запад?

Нельзя сказать, что журналисты не пытались найти ответ на этот вопрос, практически «пытая» многочисленных участников тех дней, особенно когда некоторые из них (например, Владимир Филат) стали во главе государства. Практически всегда ответ был одним и тем же:

«Запад надавил на тогдашнего президента Воронина, пригрозив ему серьезными последствиями. Особенно, учитывая, как там относились к коммунистам».

Отметим, что эта версия не выдерживает никакой критики, поскольку тот же самый Запад однозначно признал парламентские выборы (первоначально сыр-бор разгорелся из-за того, что оппозиция обвинила власть в массовых фальсификациях – позднее не подтвердилось).

Мы знаем, как на Западе жестко подавляются погромы, и потому, если бы 7 апреля, вместо паралича власти, ею был отдан был приказ разогнать силой тех, кто крушил здания в центре Кишинева, за пределами Молдовы к этому бы отнеслись с пониманием.

Кстати, за эти года в сознании граждан все настолько изменилось, что сегодня разгон любых погромщиков был бы воспринят с одобрением практически всем населением страны.

«Я не хотел войти в историю кровавым диктатором» — говорил потом журналистам Воронин.

«Они же дети»

Еще одна версия того, что полиции был отдан приказ не применять силу, заключается в том, что в толпе было много школьников. Ее не раз озвучивал Владимир Воронин.

«Как я мог приказать МВД применять силу, если там было так много несовершеннолетних?» — говорил он.

Действительно, с утра 7 апреля 2009 года основная масса протестующих состояла из студентов и школьников (многих, кстати, преподаватели буквально заставили пойти в центр Кишинева, отменив уроки и лекции), то ближе к полудню контингент участников протеста резко поменялся: в беснующейся толпе стали превалировать откровенно «гопнические» элементы.

Особенно это стало очевидно, когда дело дошло до погромов зданий парламента и президентуры. Вот это был, наверное, главный момент, когда правоохранительные органы на всех законных основаниях могли бы применить силу, прекратив бардак. Но – не случилось.

Вся власть в одних руках

Учитывая, что тогда вся власть находилась в руках президента Владимира Воронина, именно от него следовало ожидать решительных действий. Однако, создалось впечатление, глава государства самоустранился от решения проблемы. Ну, а другие представители власти… Кто-то просто молчал, кто-то, говорят, сильно пил…

«Мы дали протестующим выпустить пар», — заявлял он как-то Воронин.

Но ведь к концу дня это уже были не протестующие, а натуральные «гопники», громящие и поджигающие мебель в государственных учреждениях, ворующих бытовую технику, глумящиеся над Декларацией о независимости…

«Полиция с нами!» — радостно кричала толпа, закидывая камнями срочников МВД в оцеплении, выдергивая у них щиты и ими же их забивающая.

Да не было никакой полиции с погромщиками! Все ждали приказа, но так и не дождались. А о том, что все можно было решить в течение 10 минут, говорит такая пикантная история тех дней, рассказанная одним из очевидцев тех событий:

«Когда опьяненные безнаказанностью граждане подозрительной наружности, покуражившись на первом этаже президентуры, кинулись с криками «Свобода!» на второй, то там на ступеньках в пролете увидели хмурых бойцов «Фулджера» — в полной боевой амуниции с автоматами наперевес. Один из «свободолюбцев», извините, обделался. Больше на второй этаж никто в течение 7 апреля не делал даже попытки зайти»…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here